ВС решил, какие запросы приставов являются незаконными

В 2016 году приняли ФЗ-230 «О защите прав и законных интересов физлиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности», на основании которого полномочия по контролю за коллекторским рынком отдали ФССП. Приставам разрешили проверять взыскателей проблемных долгов и выписывать административные протоколы за нарушения новых правил общения с должниками. Но новый закон детально урегулировал не все полномочия этого госоргана. С такой проблемой и столкнулись приставы из Ростова-на-Дону.

Запрос раздора

ДЕЛО № А53-18685/2017

ИСТЕЦ:«ТРАНСТЕЛЕКОМ»

ОТВЕТЧИК:ФССП

СУД:ВЕРХОВНЫЙ СУД

СУТЬ СПОРА:МОЖЕТ ЛИ ПРИСТАВ ПО ЗАПРОСУ ПОЛУЧИТЬ У МОБИЛЬНОГО ОПЕРАТОРА ДЕТАЛИЗАЦИЮ ТЕЛЕФОННЫХ ПЕРЕГОВОРОВ АБОНЕНТА-ЮРЛИЦА

РЕШЕНИЕ:НЕ МОЖЕТ

Анна Лебедкина* пожаловалась в службу судебных приставов на угрозы, которые она получает по телефону от фирмы «Кредитэкспресс Финанс» из-за микрокредитного долга. Номер, с которого поступали звонки, обслуживала компания «Транстелеком».

На обращение Лебедкиной отреагировал исполняющий обязанности замруководителя УФССП по Ростовской области Максим Тарасов. Он запросил у мобильного оператора детализацию звонков и СМС-сообщений, которые отправляли коллекторы должнику, чтобы выяснить – как часто компания беспокоила должника.

Но «Транстелеком» отказался отвечать на запрос пристава и обжаловал действия представителя УФССП в судебном порядке. Три инстанции посчитали поведение Тарасова законными (дело № А53-18685/2017). Суды сослались на то, что в спорной ситуации пристав исполнял свои должностные обязанности, реагируя на обращение гражданина. Судьи добавили, что представитель госоргана действовал единственным верным путем, который предусмотрен действующим законодательством для подобных случаев.

«Транстелеком» не согласился с такими выводами и оспорил акты нижестоящих инстанций в Верховный суд. Заявитель жалобы утверждал, что по закону у ФССП в подобных случаях есть право получить от операторов связи доступ только к персональным данным. А в рассматриваемой ситуации ответчик хотел добиться сведений, которые относятся к тайной связи абонента-юридического лица, утверждает компания. И по действующему законодательству приставы не имеют полномочий запрашивать такую информацию, утверждал «Транстелеком», который попросил не приравнивать термины «персональные данные» и «сведения об абоненте».

Защита прав гражданина или покушение на тайну связи

На заседании в ВС представитель истца, Марина Финкель указывала на то, что по закону приставы не могут запрашивать информацию закрытого доступа, к которой относится и детализация телефонных переговоров. Она настаивала, что в обсуждаемом случае требуемые сведения являлись тайной связи: «А конституционное право на нее можно ограничить только решением суда».

— Как вы вообще взаимодействуете с приставами? – уточнила председательствующая судья Марина Антонова.

— Только на основании запросов, где нас просят предоставить информацию о том, кому принадлежит конкретный телефонный номер. Мы выдаем и другие сведения правоохранительным органам, но только на основании судебных актов, — разъяснила истец.

Представитель ФССП, Вячеслав Соколов указал, что в спорной ситуации сотрудник их ведомства действовал в рамках имеющихся у него полномочий: «Пристав защищал права гражданина, такая обязанность у него имеется на основании ФЗ-230».

Выслушав доводы сторон, судьи удалились в совещательную комнату и спустя четверть часа огласили резолютивную часть: акты нижестоящих инстанций отменить, а иск «Транстелеком» удовлетворить. Таким образом, приставам нельзя направлять запросы мобильным операторам с требованием предоставить детализацию телефонных переговоров абонентов-юрлиц.

Эксперты «Право.ru»: «У приставов нет прямого полномочия запрашивать такие сведения»

Рафаэль Костанян из КА Муранов, Черняков и партнеры подчеркивает, что обсуждаемая проблема связана с низкой юридической техникой принимаемых законов. В спорной ситуации речь идет о ФЗ-230. При его разработке законодатель не проанализировал возможные последствия от принятия документа, говорит юрист: «Отсюда технические несостыковки нового акта с другими законами». Согласно ст. 53 ФЗ «О связи» информация об абоненте считается сведениями «ограниченного доступа» и может предоставляться третьим лицам без согласия самих абонентов лишь в случаях, прямо перечисленных в законе, говорит юрист. Но это полномочие у приставов в ФЗ-230 действительно прямо не предусмотрено, добавляет Костанян: «Хотя, по смыслу положений этого федерального закона, у приставов есть право запрашивать такую информацию об абонентах, иначе они не смогут защитить права граждан в подобных ситуациях».

Еще один вопрос в этом деле — защита конституционного права на тайну переписки. Такая тайна охватывает содержание корреспонденции, но не сведения об отправителе и получателе, указанные на конверте, которые не скрыты. В спорном случае пристав запрашивал исключительно общую информацию о принадлежности телефонного номера абоненту, о количестве звонков и смс-сообщений с указанием даты и времени. То есть, по аналогии, речь идет об информации, которая расположена «на конверте», и она не охватывается тайной переписки.

Рафаэль Костанян, старший юрист КА Муранов, Черняков и партнеры

Кроме разрешения коллизии законов, суды в этом деле должны были установить, относятся ли запрошенные у оператора сведения к предмету проверки, которую проводил пристав, обращает внимание Виктор Глушаков, партнёр АБ Ковалёв, Рязанцев и партнёры . Но они этого не сделали. Юрист объясняет, что госорган, по сути, может запрашивать любую информацию в рамках проводимой проверки, но при условии, что эти сведения относятся к предмету проверочных мероприятий.

Александр Арбузов, партнёр Дювернуа Лигал говорит, что признал бы действия пристава законными, так как в спорной ситуации речь идет о сведениях юридического лица (коллекторского агентства), а не гражданина. Юрист уверен, что по закону пристав может получать у оператора не только персональные данные, но и другую информацию, которая необходима для исполнения его служебных обязанностей.

Кто и в каком объеме может получать информацию об абонентах у оператора связи? 
  1. Органы, которые осуществляют оперативно-розыскную деятельность и обеспечивают безопасность РФ – могут запрашивать информацию, которая необходима для «выполнения возложенных на эти органы задач»
  2. Приставы могут запрашивать информация о персональных данных. Если речь идет об абоненте – физлице, то эти сведения могут предоставить лишь на основании судебного акта.
  3. Суд в рамках рассматриваемых им дел (в объеме, необходимом для такого рассмотрения).

Виталий Ветров, управляющий партнёр Ветров и партнеры добавляет, что сами абоненты при желании могут узнать у своего оператора, кто и какую информацию о них запрашивал. Он говорит, что для этого надо написать запрос в компанию с просьбой сообщить: «Кто, когда и на каком основании требовал информацию обо мне». Вместе с тем, может получиться так, что из-за тайны следствия оператор не расскажет своему клиенту о некоторых запросах, предупреждает Арбузов.

* имя и фамилия изменены редакцией