Верховный суд рассказал, как вернуть ненадежный автомобиль в салон

В 2011 году Наталья Движнова* купила у дилера автомобиль Mercedes Benz, который постоянно ломался. Женщина не имела возможности использовать его более 30 дней в течение каждого года двухгодичного гарантийного срока. Однажды ремонт затянулся более чем на 45 дней — а это максимальный срок устранения недостатков, установленный Законом о защите прав потребителей. Когда машина сломалась в четвертый раз, Движнова решила расторгнуть договор купли-продажи, но безуспешно — «Мерседес-Бенц РУС» оставила ее претензии без удовлетворения.

Добиться своего в судах ей также не удалось. Две инстанции отказали в иске, потому что в течение первого года из двух лет гарантии автомобиль находился на гарантийном ремонте лишь 27 дней. Трехдневный период доставки автомобиля в сервис и период с момента окончания ремонта до выдачи автомобиля Движновой суды в этот срок не включили.

Относительно невозможности использования автомобиля в течение второго года гарантии суды выяснили, что женщина дважды самостоятельно обращалась в сервисный центр в Норвегии, который не входит в перечень центров, уполномоченных ремонтировать проданные ответчиком автомобили. А это значит, что спорные случаи ремонта не могут учитываться при оценке нарушений прав потребителя.

Верховный суд поправил их и указал: срок доставки автомобиля в сервис и срок проезда покупателя в сервис за автомобилем входят в период, в течение которого покупатель не мог использовать товар вследствие устранения его недостатков. Кроме того, гражданская коллегия ВС раскритиковала вывод о том, что ремонт автомобиля в сервисном центре иностранного государства не учитывается при решении вопроса о расторжении договора — ведь этот договор предоставил клиенту международную гарантию. А это значит, что факт ремонта в норвежском сервисе является юридически значимым для вопроса о расторжении договора.

*Имя и фамилия изменены редакцией.