Верховный суд наказал судью за совещательную комнату

20 июля Дисциплинарная коллегия Верховного суда рассмотрела жалобу бывшего судьи Новочеркасского городского суда Владимира Дорофеева, которого досрочно лишили полномочий в январе 2018 года. Судью со стажем 8 лет в суде и 20 лет в правоохранительных органах обвинили в нарушении тайны совещательной комнаты по делу Покатило и Ефименко, которых обвиняли в хищениях через возмещение НДС. Основанием для дисциплинарного производства стала жалоба адвоката Покатило Валерия Сопьяненко. УПК разрешает выходить из совещательной комнаты и делать перерывы, но Сопьяненко выяснил, что во время написания приговора Дорофеев ездил в Адлер отдыхать на выходные с 16 по 18 декабря 2016 года. Адвокат передал в суд справку железнодорожной компании, которая подтвердила покупку и использование билета, а также фотографию на фоне горнолыжного курорта. Кроме того, защитник утверждал, что судья обсуждал с кем-то детали дела, но это заявление ничем не подтвердил. Впрочем, справки и фотографии адвокату оказалось достаточно, чтобы добиться отмены приговора по причине нарушения тайны совещательной комнаты. Затем в отношении Дорофеева возбудили дисциплинарное производство. У него к тому моменту был не один «частник», поэтому по совокупности нарушений ККС Ростовской области лишила судью мантии. ВККС ее поддержала, а затем Дорофеев пожаловался в Дисциплинарную коллегию.

Фотография, билеты и постановление Конституционного суда

На заседании Верховного суда заявитель рассказал, что билет на его имя купила жена, которая путешествовала с двумя детьми – в семье принято так делать, чтобы в купе не ехали посторонние. Фотографию Дорофеев назвал фотомонтажом, ведь незадолго после серьезной операции не могло быть и речи о горнолыжном спорте. В подтверждение того, что он не выезжал из Новочеркасска, бывший судья приобщил к делу распечатки биллинга номера мобильного телефона. Между делом он отметил и то, что Сопьяненко сейчас лишен статуса адвоката за нарушения.

Дорофеев пожаловался, что служебной проверки фактически не было. По его словам, ККС опиралась в своем решении на частное постановление, которым был отменен приговор Покатило и Ефименко. Коллегию Верховного суда интересовало, оспорил ли Дорофеев это частное постановление. Бывший судья рассказал, что ему вернули жалобу с объяснением, что такие акты не обжалуются. Дорофеев не пытался оспорить такой отказ и получил отповедь от судьи Владимира Боровикова. «Есть разъяснение Конституционного суда 2007 года, которое позволяет оспаривать частные постановления или определения, если судью привлекают к дисциплинарной ответственности, — сердито прокомментировал Боровиков. – Вы как там все вообще работаете?»

ККС Ростовской области представлял Максим Донченко из Ростовского областного суда. Он убеждал в том, что факт нарушения установлен, и при назначении наказания учитывались другие обстоятельства: большой объем уголовного дела, время нахождения в производстве. «Отмена по мотиву нарушения тайны совещательной комнаты подрывает авторитет судебной власти, — заявил Донченко. – Сейчас уголовное дело, насколько я знаю, еще не рассмотрено по существу, оно в суде уже порядка трех лет».

— Вот фотографию нам прислали, — председательствующий Сергей Рудаков достал снимок с группой людей на фоне шале. – Как можете прокомментировать?

— ККС Ростовской области не устанавливала подлинность фото, — ответил Донченко. — Опирались на решение суда.

У Дорофеева Рудаков поинтересовался, он или не он запечатлен на снимке.

— Да, я. Вероятно, это могло быть в 2014 или 2015 году, — ответил тот. – В целом это фотомонтаж.

— Если это монтаж, вы куда-то обращались по этому факту? Что-то делали?

— Понятно, что этим должен заниматься Следственный комитет, —  сказал Дорофеев.

Убедить Дисциплинарную коллегию ему не удалось: она оставила его жалобу без удовлетворения.