развод с разделом имущества и детей

Бизнесмены и банкиры

В 2014 году основатель интеллектуального клуба «418» Надежда Оболенцева вышла замуж за топ-менеджера группы «Нефтегазиндустрия» Айрата Исхакова. Но после роскошной свадьбы на побережье озера Комо брак молодоженов продлился недолго – в 2017 году супруги развелись. 

После этого бизнесмен попросил взыскать с бывшей жены $900 000, которые он перечислил на ее банковский счет в период их совместной жизни. По его словам, предприниматель заработал эти деньги еще до брака. Кроме того, заявитель потребовал половину кредита ($200 000), который он якобы оформил для покупки подарка супруге – часов Vacheron Constantin. Измайловский районный суд Москвы постановил, что половину займа Оболенцева должна вернуть, а в остальной части отказал (дело № 02-1225/2018).

Ответчик обжаловала такое решение в апелляции (дело № 33-52313/2018). Она настаивала, что до заседаний по этому делу не знала о спорном договоре займа, который представил Исхаков в обоснование своих требований. Оболенцева подчеркнула, что не давала никакого согласия на подписание этого документа, а о покупке супруга узнала, когда он преподнес ей этот подарок. Кроме того, предприниматель не представил доказательств, что именно эти деньги Исхаков заработал до брака, сообщила Юлия Андреева, адвокат ответчика из S&K Вертикаль . По ее словам, ссылаясь именно на эти обстоятельства, апелляция отменила акт первой инстанции и полностью отказала истцу (прим. ред. – текст решения запрещен к публикации в открытом доступе).

Но не всегда пары ограничиваются разрешением конфликта в гражданском процессе. Бывший владелец «Росеврогрупп» Сергей Гришин в 2007 году познакомился с Анной Федосеевой, которая занималась организацией его дня рождения. Они стали жить вместе. Спустя 10 лет пара зарегистрировала свои отношения, параллельно подписав брачный договор. А уже весной этого года супруги решили развестись. Летом муж с женой попытались договориться о мирном расставании, но встреча переросла в драку.

В уголовно-правовую плоскость конфликт перешел осенью 2018 года, когда Гришин обратился в ГУ МВД Москвы. Он заявил полицейским, что Федосеева вошла в доверие к банкиру и вступила с ним в брак, чтобы совместно с неустановленными лицами похитить и присвоить деньги – более 1 млн руб. Сотрудники правоохранительных органов возбудили против жены уголовное дело о мошенничестве (ст. 159 УК) и арестовали на один месяц. Но в СИЗО Федосеева провела всего неделю. Ее адвокату Екатерине Духиной удалось добиться освобождения доверителя благодаря жалобе в вышестоящий орган – следственное управление СК по Северному административному округу Москвы. Само расследование этого дела продолжается, но Духина полагает, что его вскоре закроют: «С учётом всех нарушений, которые были выявлены, Анну и других свидетелей должны ещё раз допросить и в итоге прекратить производство». 

Адвокат Федосеевой отмечает, что будет добиваться возбуждения уголовного дела уже против Гришина. Он подчеркивает, что действия банкира подпадают под статью о заведомо ложном доносе: «Кроме того, должны быть наказаны все причастные к возбуждению уголовного дела лица, если в результате проверки будет выявлено, что они не были введены Гришиным в заблуждение».

Эксперты «Право.ru»: «Реальные дела по ст. 159 УК не можем годами возбудить»

Уголовное дело и арест бывшего супруга в бракоразводном процессе – не самые частые явления, говорит Александр Киселев, старший юрист АБ Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры . На практике супруги, которые не смогли договориться, обычно ограничиваются разделом имущества в российских и зарубежных гражданских разбирательствах, говорит он: «Применение уголовно-правовых механизмов в большинстве семейных споров необоснованное и граничит с произволом». Даже если не брать во внимание отношения по расчету, сам по себе брак – это социальный институт, которому присуще и доверие, и изменение имущественного статуса брачующихся, подчеркивает Денис Быканов, партнер MGP Lawyers : «С этой точки зрения любой развод, который сопровождается вскрывшимся обманом, можно связать с мошенничеством, если имущественное положение мужа с женой изменилось за время их совместной жизни».

Обсуждаемые истории поднимают проблему расширительного толкования понятия «мошенничество» в отечественном праве, говорит эксперт: «Под эту статью Уголовного кодекса и ранее нередко «натягивали» множество далеких от уголовно-правовой сферы гражданских отношений, особенно в сфере предпринимательства». А на практике «реальные дела по ст. 159 УК» не получается годами возбудить, возмущается бывший следователь, а ныне адвокат из АБ Торн Сергей Токарев: «Сами пишем проекты постановлений о возбуждении и привлечении в качестве обвиняемого, даже план расследования приносим, чтобы совсем ничего делать не надо было, а в ответ получаем отказ с типовой отпиской – речь идет о гражданско-правовом споре».

По мнению Быканова, всерьез рассматривать возможность применения этого уголовного состава к распадающемуся браку в большинстве случаев вряд ли возможно. Иначе продолжится традиция бессистемного ситуативного реформирования уголовной системы с введением еще одной статьи в Уголовный кодекс – «Мошенничество в сфере брака и семьи», опасается юрист.

Журналисты и футболисты

В подобных конфликтах могут фигурировать и другие статьи УК. В 2018 году решила разойтись и глава Объединенной редакции изданий мэра и правительства Москвы Евгения Ефимова со своим мужем Павлом Гусевым, главным редактором «Московского комсомольца». Жена обвинила мужа в регулярных изменах, «которые устала терпеть». И тогда она обратилась в Пресненский районный суд Москвы с просьбой разделить совместно нажитое имущество, которое она со своими адвокатами оценивает в 30 млрд руб. Речь идет о квартире, двух коттеджах в Подмосковье, 11 нежилых помещениях в столице, 15 участках в Московской области, а также долях и акциях в уставных капиталах компаний, которые принадлежат Гусеву. Среди них – ЗАО «Редакция газеты «Московский комсомолец», ООО «МК. Медиа-сервис», агентство «Компания Фрегат» и «Издательский дом «МК». Кроме того, Ефимова попросила выселить своего супруга из их квартиры в Малом Козихинском переулке и разделить деньги, которые лежат на его счетах. По просьбе главреда МК судебные заседания по этому спору проходят в закрытом режиме (дело № 02-4260/2018). В конце августа судья Артем Кузьмичев удовлетворил ходатайство истца о наложении обеспечительных мер на имущество, арестовав квартиру в центре столицы, гараж, шесть земельных участков и коттедж на Рублевке. 

Ответный ход Гусев сделал в середине сентября, когда написал на свою супругу заявление в полицию. Он обвинил Ефимову в краже коллекционных книг и картин известных живописцев на $2 млн. После чего столичные полицейские вызвали главу Объединенной редакции изданий мэра и правительства Москвы на четырехчасовой допрос. Правда, обвинения ей в рамках этого дела не предъявили, оставив Ефимову в статусе свидетеля. На следующий день после допроса на рабочем месте жены Гусева, а также в доме ее матери, брата и делового партнера прошли обыски. По мнению друга Ефимовой, бизнесмена Михаила Хубутии, главред МК «использует уголовное дело о краже как инструмент давления на супругу, чтобы та забрала свой иск о разделе имущества». 

Уголовное дело может появиться и в бракоразводном процессе футболиста «Спартака» Дениса Глушакова с его женой Дарьей. Они поженились девять лет назад, а разойтись решили в этом году. По одной версии, из-за измены супруги, как сообщал адвокат спортсмена. По другой – из-за неверности самого игрока. Пара стала делить имущество в судебном порядке, и в рамках этого дела Никулинский районный суд Москвы арестовал активы футболиста (дело № 02-6624/2018). Правда, Московский городской суд отменил такое решение. После чего Глушаков обнаружил, что с их семейного счета пропала часть денег. Адвокат «спартаковца» Марина Дубровская отметила, что ряд моментов указывает на причастность к этому «группы лиц в окружении его супруги Дарьи». Поэтому футболист и его адвокат написали заявление в полицию, попросив проверить выявленные факты. Ранее жена Глушакова сама обвиняла мужа в выводе 300 млн руб. с их совместного счета, когда еще действовали обеспечительные меры. Вместе с тем уголовное дело может грозить и самому футболисту. Адвокат его жены Сергей Жорин рассказал, что они подали заявление в полицию с просьбой возбудить против спортсмена дело по ст. 119 УК («Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью»). По словам защитника, Глушаков угрожает своей супруге в том числе и в телефонных звонках, чтобы та отказалась от исковых требований по разделу имущества и взысканию алиментов.

Как защититься от «уголовки» при семейном конфликте

Брачный договор от обсуждаемых ситуаций вряд ли защитит. Самый детализированный и грамотно составленный документ не поможет, если у следствия будут доказательства умысла у одного из супругов на совершение преступления через вступление в брачные отношения, говорит Аронов. 

Брачный договор может снять подобные уголовно-правовые риски при разводе, но этот документ также является сделкой, которую можно оспорить. Поэтому в браке и в любви, как и в бизнесе, нужно выбирать правильного партнера, чтобы не попасть в тюрьму.

Кира Корума, партнер ЮГ Яковлев и партнеры

Так что более универсальным выглядит совет Токарева: «Не надо строить отношения с людьми, которые привыкли всё покупать. Даже супругов и детей». А если дело дошло до уголовного преследования невиновного человека, то защите стоит создавать побольше шума, рекомендует он: «Жалобы в прокуратуру, СКР, ФСБ и СМИ. Это тот редкий случай, когда тишина не нужна».

«Брачные аферисты»: кредиты и пустые обещания

Встречаются на практике и случаи «брачного мошенничества». Есть вполне реальные истории «корпоративных войн», когда в рамках организованной группы лиц девушка внедрялась в компанию, входила в доверие к состоятельному и не совсем здоровому владельцу бизнеса, получала «в подарок» или по завещанию предприятия, а семья и деловые партнеры оставались ни с чем, рассказывает партнер ЮГ Яковлев и партнеры Кира Корума. Аналогичные ситуации бывают попроще, добавляет она: «Пожилой человек с возрастными изменениями, не вполне отдающий отчет своим действиям, влюбляется в девушку и «одаряет» ее всем своим имуществом, пусть это всего лишь квартира в хрущевке». Управляющий партнер АБ Аронов и партнеры Александр Аронов приводит в пример дела, где супруга после заключения брака уговаривала своего мужа продать недвижимость, приобретенную до регистрации совместных отношений, чтобы купить новую. А после такой сделки жена требовала развода и раздела совместно нажитого имущества, говорит юрист: «Но уголовное дело тогда отказались возбуждать».

Анар Исаев знакомился с одинокими женщинами на сайтах знакомств и на улице. Он представлялся вымышленным именем Даниэль и предлагал избранницам выйти за него замуж. Затем под различными предлогами просил в долг деньги и скрывался. Так, в декабре 2012 года он познакомился с женщиной в аптеке и узнал о ее желании приобрести легковой автомобиль. Исаев убедил женщину взять кредит на сумму 700 000 руб. на покупку авто и потом скрылся с этими деньгами.

В феврале 2014 года на сайте знакомств Исаев нашел очередную жертву. Он заверил новую подругу, что является представителем «золотой молодежи», а для того, чтобы ее приняли в семью, необходимо произвести впечатление обеспеченной невесты. Женщина оформила семь кредитов на общую сумму 2,6 млн руб., а еще 1,2 млн руб. заняла у знакомых. Деньги она перевела Исаеву через платежные системы и передала через курьеров, которые оказались сообщниками мошенника. Исаев также попросил у нее паспорт для открытия банковского сейфа, после чего скрылся. Но в том же году его задержали. Мещанский районный суд Москвы вынес мошеннику обвинительный приговор по ст. 159 УК (дело № 1-216/2015). 

Преуспевающим человеком представлялся своим новым знакомым и Дмитрий Ударцев. С 2007 по 2010 год он размещал на сайтах знакомств свои анкеты и вступал в романтическую переписку с одинокими женщинами. Злоумышленник говорил, что является бизнесменом, который временно терпит финансовые трудности. Нередко аферист приписывал себе высокие воинские звания, рассказывал женщинам об участии в военных действиях, полученных в них ранениях и нахождении в плену.

Расположив к себе «жертву», Ударцев назначал ей свидание у нее дома. При этом мошенник убеждал женщин, что у него серьезные намерения создать семью. В ходе встреч злоумышленник убеждал потерпевших под различными предлогами оформить кредит или передать ему деньги. В частности, объяснял это тем, что нужны срочные вложения в бизнес. Аферист также разыгрывал сцены нападения на него грабителей, которые якобы похищали деньги. После этого вновь убеждал жертв оформить еще несколько займов.

Ударцев встречался одновременно с несколькими потерпевшими, «разыгрывая» для каждой из них схожие истории. Потерпевшими от его действий признали пять женщин, которые согласились дать против него показания. Причиненный им ущерб составил свыше 2,2 млн руб.

Октябрьский районный суд Екатеринбурга признал Ударцева виновным по ст. 159 УК и назначил ему наказание в виде пяти лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима (дело № 1-247/2011). 

В практике управляющего партнера АБ ЕМПП Сергея Егорова имел место случай, когда молодая аферистка, обещая брачные узы и рождение ребенка, выманивала у мужчины в возрасте дорогостоящие подарки и денежное содержание, а непосредственно перед подачей заявления в ЗАГС исчезла. Позднее выяснилось, что параллельно у нее были идентичные романы с другими мужчинами, говорит юрист. 

Он подчеркивает, что супружеский статус не означает поражения в правах одного супруга против другого. Как бы это странно ни звучало, юридически один супруг вполне может обмануть другого, воспользовавшись его доверием, или даже изнасиловать, отмечает эксперт. И в обоих случаях содеянное можно квалифицировать как преступление, несмотря на наличие зарегистрированного брака, поясняет Егоров.