КС разъяснил правила процессуального правопреемства

История дела

Борис Болчинский обратился в суд с иском, в котором просил обязать своего соседа по дачному участку установить новую границу между владениями и демонтировать разделяющий их забор. В процессе разбирательства Болчинский подарил свою землю сыну Артему – он полагал, что в качестве правопреемника тот доведет дело до конца. Но суд отказал мужчине в ходатайстве о замене его как истца в порядке процессуального правопреемства. Изменение собственника имущества не влечет автоматической перемены лиц, участвующих в судебном процессе, решил судья.

Правило или ошибка: КС разберется с нюансами процессуального правопреемства в ГПК

Апелляция тоже решила, что Артем Болчинский мог воспользоваться правом на вступление в дело в качестве третьего лица, а в дальнейшем не был лишен возможности реализовать свои права собственника самостоятельно. А иск Бориса Болчинского в итоге остался без удовлетворения – поскольку он уже не был собственником участка, то и соседи уже не нарушали его права и интересы.

Болчинские пожаловались в Конституционный суд. Они оспаривают конституционность нормы Гражданского процессуального кодекса о процессуальном правопреемстве (ст. 44), поскольку она не допускает возможности замены судом истца в порядке процессуального правопреемства в случае перехода права собственности на спорное имущество к новому собственнику по договору дарения.

Позиция КС: правопреемство возможно

По итогам рассмотрения жалобы КС указал: в оспариваемой норме приведен перечень оснований процессуального правопреемства, который был воспринят правоприменительной практикой как ограничительный, что подтверждается судебными постановлениями, вынесенными в отношении заявителей по настоящему делу.

«Вместе с тем, само по себе правопреемство, возникающее при переходе прав и обязанностей от одного лица к другому, не порождает автоматически и процессуальное правопреемство. Данный вопрос решается судом в ходе изучения обстоятельств дела и оценки доказательств, подтверждающих наличие оснований для правопреемства», — указал КС.

Судьи уточнили, что положения ст. 44 ГПК не запрещают замену стороны правопреемником в ходе судебного процесса в случае отчуждения имущества, иск о защите от нарушений права собственности на которое находится на рассмотрении суда. Подобный подход, по мнению суда, позволяет предотвратить утрату доказательств и необходимость собирать их заново, исключить неоправданное несение судебных расходов ради повторного достижения уже достигнутых результатов, а также защитить права сторон.

Оспоренная норма соответствует Конституции, но федеральный законодатель вправе усовершенствовать регулирование оснований и порядок гражданского процессуального правопреемства. Дело Болчинских подлежит пересмотру.