КC напомнил экономколлегии Верховного суда о ее функциях

История вопроса

«Мостеплосетьстрой» пыталась взыскать с «Мосинжпроекта» задолженность по договору в размере 5,2 млн руб. Дело должен был рассмотреть третейский суд, поскольку ранее стороны заключили третейское соглашение.

Спор решился в пользу заявителя, но «Мосинжпроект» решение третейского суда не исполнил. Тогда «Мостеплосетьстрой» обратилась в арбитраж, чтобы получить исполлист. Две инстанции удовлетворили требования компании. Они исходили из того, что оснований для отказа выдачи исполлиста нет. Кроме того, суды указали, что договор не заключался в публичных интересах, что исключало бы возможность рассмотрения спора в третейском суде. А значит, спор вполне может быть предметом такого разбирательства (дело № А40-165680/2016).

«Мосинжпроект» оспорил определения судов в ВС. Представители компании в жалобе указали, что договор заключали в соответствии с требованиями № 223-ФЗ в рамках реализации московской госпрограммы «Градостроительная политика на 2012–2018 годы». Программа определяла, какие объекты построят в Москве за счет бюджета города. Договор заключен в публичных интересах, пытался убедить суд заявитель. Кроме того, в кассационной жалобе компания указывает, что полностью принадлежит городу Москве. В этом случае третейский суд не обладал компетенцией на рассмотрение спора между заявителем и АО «Мостеплосетьстрой», обратил внимание заявитель.

В споре разбиралась экономколлегия ВС, однако решения суд не вынес: коллегия решила направить в Конституционный суд запрос о соответствии конституции положениям АПК, ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» № 223-ФЗ и закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации». Производство по делу было приостановлено до разрешения дела Конституционным судом.

КС напомнил о функциях Верховного суда

Конституционный суд указал: в обращении должна содержаться позиция заявителя по поставленному вопросу и ее правовое обоснование. А экономколлегия, аргументируя свою позицию о противоречии оспариваемых законоположений Конституции, указала, в частности, на отсутствие единообразия в правоприменительной практике нижестоящих арбитражных судов при решении вопроса об отнесении споров о закупках к компетенции третейских судов.

КС напомнил, что может выявить конституционно-правовой смысл оспариваемых норм – особенно по обращениям тех заявителей, которые не наделены компетенцией самостоятельно устранить эту неопределенность. В то же время, по мнению суда, Верховный суд и его коллегии сами по себе должны обеспечивать единство и непротиворечивость российской правовой системы. Только Верховному суду присуща компетенция по даче разъяснений по вопросам судебной практики, указал КС в своем определении.

«Формирование единства правоприменительной практики судов Российской Федерации, подразумевающее устранение противоречий в применении судами норм права при рассмотрении дел со схожими фактическими обстоятельствами, относится к компетенции Верховного Суда», – Конституционный суд.

На основании изложенного КС признал запрос экономколлегии ВС не подлежащим дальнейшему рассмотрению в заседании.