Как оспорить корпоративное решение, которого нет

Верховный суд запретил нижестоящим инстанциям отказывать в иске об оспаривании корпоративного решения, если в деле не имеется оригинала протокола. Судам нельзя делать вывод, что права истца не нарушены, раз документа нет. Они должны установить, принималось ли спорное решение и были ли основания внести изменения в Единый госреестр юрлиц.

Такие разъяснения Верховный суд сделал в деле владельца 2/3 ООО «Управляющая компания ТЭН Девелопмент» Игоря Российского (№ А40-112744/2018). По его утверждению, в апреле 2018 года он узнал, что у компании появился новый генеральный директор – Евгений Ефремов. 18 апреля его зарегистрировали в ЕГРЮЛ на основании некоего решения внеочередного собрания участников ООО. Какие события последовали за этим, в материалах дела не говорится, но уже 27 апреля в ЕГРЮЛ «вернулся» Сергей Косачев – прежний директор.

Тем не менее Российский отправился в суд, где потребовал признать недействительным решение общего собрания и решение ФНС зарегистрировать нового директора. Он настаивал, что не знал о собрании и не принимал в нем участие, а подписи в документе были подделаны. Чтобы сменить директора, нужно минимум 2/3 голосов от общего числа, то есть это было без него невозможно, указывал Российский.

Директора заменили – права нарушили

Истец не приложил к заявлению протокол собрания – его не было.

Судья Арбитражного суда Москвы Наталия Константиновская, которая разрешала спор, дала указание ответчикам передать документ. Но они этого не сделали. Представители «УК ТЭН Девелопмент» заявили, что его у них нет. Представители ФНС вообще не явились в судебное заседание.В ЭТОМ СЮЖЕТЕ

А поскольку протокола решения нет, то нельзя рассмотреть и требования, которые из него вытекают, заключила судья. Ведь невозможно оценить состав участников, выяснить, был ли истец на собрании или нет. Кроме того, суд учел, что решение о назначении Ефремова отменили и сейчас компанию возглавляет прежний директор. Все это говорит о том, что права Российского не нарушались и судебная защита ему не требуется, решила первая инстанция. Ее поддержали апелляция и кассация. АС МО добавил, что признание недействительным решения о выборе директора само по себе не влечет признания недействительными всех сделок общества.

С этим не согласился Верховный суд, который направил дело на новое рассмотрение. ВС раскритиковал первую инстанцию, которая приняла решение, несмотря на то что инспекция не предъявила копию протокола. С учетом принципа состязательности суд должен создавать условия для полного и всестороннего исследования доказательств, предписывает ч. 1 ст. 9 АПК. В своем отзыве налоговая служба не утверждала, что истец ошибочно указал дату решения. Но при этом она не сообщила, почему не может передать заверенную копию, то есть без каких-либо причин не исполнила судебный акт, отмечается в определении экономколлегии.

Суд вынес определение о том, что налоговая служба должна представить копию протокола. Она не исполнила судебный акт без каких-либо причин. Но суд, несмотря на это, принял итоговое решение. 

Спорное решение на самом деле нарушает права Российского на управление делами общества, указала коллегия под председательством Елены Золотовой. Участник сохраняет интерес в оспаривании даже тогда, когда в реестре уже указан другой директор. Кроме того, экономколлегия поправила окружной суд, который указал, что признание решения недействительным само по себе не влечет признания недействительными всех сделок общества. Это возможно, если данные были включены в реестр в результате неправомерных действий третьих лиц или иным путем без ведома организации, указал Верховный суд со ссылкой на ст. 51 и 53 Гражданского кодекса. Поэтому суд должен был исследовать, правомерно ли в ЕГРЮЛ включили Ефремова.

При новом рассмотрении дела АСГМ указано «предложить инспекции исполнить» определение суда об истребовании доказательства.

Косвенные доказательства против «чудесных» фактов

Подобные ситуации нередки в судебной практике по корпоративным спорам, утверждает партнер АБ Качкин и партнеры Кирилл Саськов. По его словам, в числе «чудесных» фактов – собрания участников обществ, которые подтверждает только одна сторона, или голосования «мертвых душ». Суд мог исследовать косвенные доказательства проведения собрания, отмечает советник Saveliev, Batanov & Partners Юлия Михальчук: истцу должны были направить уведомление о созыве, а в листе регистрации участников собрания должна была стоять его подпись. «Но судя по тексту судебных актов, эти документы остались за фокусом внимания судей трех инстанций», – комментирует Михальчук. Верховный суд ориентирует нижестоящие инстанции не отказывать истцу, у которого нет доказательств, если они есть у других участников дела, заключает Саськов.

Еще один важный аспект дела – интерес истца в оспаривании решения, если директора уже сменили. «В судебной практике достаточно дел, где судьи не видят нарушенный интерес или констатируют, что нарушение устранено другим способом, а в итоге отказывают в удовлетворении иска», – говорит Михальчук. Верховный суд настраивает быть внимательнее и в этих вопросах.