Экономколлегия разбиралась, какой долг банкрота нельзя взыскать с руководителя

Верховный суд в рамках банкротного дела волгоградского завода разбирался, можно ли учитывать при определении размера субсидиарной ответственности руководства те долги, которые появились у завода из-за его статуса естественной монополии.
«Волгоградский завод буровой техники» упал в банкротство в 2015 году (дело № А12-18544/2015). Один из кредиторов предприятия – металлургический завод «Красный октябрь» – попросил суд привлечь к субсидиарной ответственности бывшего руководителя должника Николая Зацаринного и взыскать с него 1,4 млрд руб. Заявитель пояснял, что экс-глава предприятия после появления всех признаков несостоятельности организации еще в 2013 году не обратился с заявлением о ее банкротстве, а продолжил работу. Первая инстанция отказала «Красному октябрю», указав на то, что кредитор не доказал наличие признаков несостоятельности у должника еще в 2013 году.

Однако апелляция с первой кассацией решили иначе. Они удовлетворили требования заявителя, переоценив представленные доказательства. Суды указали на то, что, уже находясь в долгах, предприятие дополнительно пообещало выплатить Сбербанку 1,35 млрд руб. в рамках мирового соглашения.

Зацаринный не согласился с такими выводами и обжаловал их в ВС. В своей жалобе заявитель уверяет, что в спорный период он выполнял меры, направленные на преодоление финансовых затруднений завода (укладывался в экономически обоснованный план). Дополнительно экс-руководитель банкрота просит не учитывать при определении размера субсидиарной ответственности те долги, которые накопились у завода из-за его статуса естественной монополии.

Экономколлегия ВС прислушалась к доводам заявителя, отменила решения нижестоящих инстанций и направила дело на новое рассмотрение.