Банк или приставы: кто ответит за ошибочное списание по исполлисту

Закон об исполнительном производстве запрещает обращать взыскание на некоторые виды доходов, например, пособия на содержание детей или в связи со смертью кормильца (ст. 101 закона об исполпроизводстве). Если долги по исполлисту погасили за счет этих выплат – человек может потребовать их вернуть. Верховный суд разъяснил, кто ответит за ошибку: банк или приставы. Ориентироваться надо на дату списания спорной суммы. После 1 июля 2014 года банк должен проверять, можно ли наложить взыскание. Именно в этот день вступила в силу соответствующая редакция ч. 8 ст. 70 закона об исполпроизводстве. Если же списание произошло раньше 1 июля 2014 года, когда такой обязанности у банков еще не было, значит, за ошибку отвечают судебные приставы.

Такие разъяснения гражданская коллегия ВС дала в деле Ирины Земцовой*, которая подала в суд на Сбербанк. С 30 октября 2013 года по 11 сентября 2014-го с ее счета ушло 74 695 руб. по исполлисту в пользу банка «Русский стандарт». Списания производились с дебетового счета карты «Maetsro Социальная», на которую должница получала только социальные выплаты: пенсию после потери кормильца, пособие на ребенка и компенсацию за проживание в зоне со льготным социально-экономическим статусом.

Одна норма, две редакции

В конце 2016 года Земцова подала на банк в суд. Она потребовала вернуть незаконно списанную сумму, а также компенсировать упущенную выгоду и моральный вред (суммы из актов вымараны). Истица сослалась на ч. 8 ст. 70 закона «Об исполнительном производстве» в редакции, которая действовала на день обращения в суд. Она устанавливает случаи, когда банк может не исполнить требования пристава: если на счете нет денег, средства арестованы, операции приостановлены или в других ситуациях, предусмотренных федеральным законом. К последнему случаю относятся социальные выплаты, обращать взыскание на которые запрещает ст. 101 об исполнительном производстве, указывала Земцова.

Но райсуд не нашел вины в действиях Сбербанка. На дебетовую карту могли приходить любые переводы. Ответчик не имел права выяснять источники поступлений и самостоятельно решать, исполнять ли постановление пристава. Банк не мог оценивать правомерность требований судебного пристава – они для него обязательны, объяснил райсуд. Он решил, что факта списания самого по себе недостаточно для вывода, что Сбербанк причинил вред. Как заявил его представитель в судебном заседании, списания проводились по исполлисту и прекратились сразу же, как только операционисты банка получили постановление пристава об отмене обращения взыскания. Эти объяснения принял во внимание райсуд.

ДЕЛО № 6-КГ18-4

ВОПРОС В ДЕЛЕ: КТО ОТВЕЧАЕТ ЗА ОШИБОЧНОЕ СПИСАНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ВЫПЛАТ В СЧЕТ ДОЛГА ПО ИСПОЛЛИСТУ?

ОТВЕТ: ЗАВИСИТ ОТ ДАТЫ ВЫПЛАТЫ. ДО 1 ИЮЛЯ 2014 ГОДА СЛУЖБА СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ, ПОСЛЕ ЭТОГО ДНЯ — БАНК.

Верховный суд поддержал эти выводы, но обратил внимание на ч. 8 ст. 70 закона об исполнительном производстве, на которую ссылалась Земцева в своем иске. Действительно, эта норма, по сути, устанавливает обязанность банка проверять источники средств, но только с 1 июля 2014 года, указала гражданская коллегия. До этого дня действия банка, который списывает деньги по указанию пристава, являются законными, гласит определение № 6-КГ18-4. Проверить назначение поступлений Земцевой должна была служба приставов – именно она является надлежащим ответчиком по иску, указал ВС.

Поскольку перечисления со счета Земцевой проводились с 30 октября 2013 года по 11 сентября 2014-го – ответчиков здесь двое, полагает управляющий партнер АБ «Юг» Юрий Пустовит. По части списаний до 1 июля 2014 года это служба судебных приставов, а после этого дня – банк.

Изначально с целью процессуальной экономии суд должен был по своей инициативе привлечь к делу ФССП вторым ответчиком на основании абз. 2 ч. 3 ст. 40 ГПК, говорит Пустовит. В этом случае возможно было бы сразу решить спор, взыскав средства с двух ответчиков. Теперь же истице придется повторно обращаться в суд, на этот раз к службе приставов, подытоживает адвокат.